Павел Рудич

peresadka-golovy-sobake-brjuhonenkoЭксперименты Сергея Сергеевича Брюхоненко в 20-30-х годах прошлого века по созданию аппарата искусственного кровообращения позволили осуществить ему пересадку головы щенка собаки на шею его матери (1933).
Александр Романович Беляев, возможно, находясь под впечатлением экспериментов Брюхоненко, написал “Голова профессора Доуэля” (1925) и “Человек амфибия”(1928).


chelovek-amfibija-beljaevgolova-professora-douelja-beljaev

odna-iz-dvuhgolovyh-sobak-demehovaПотрясающие эксперименты потрясающего учёного Владимира Петровича Демихова (1937-1986).
Павел Рудич, нейрохирург, блогер, также попробовал свои силы на поприще фантастики по теме трансплантологии (2010).
Медики, как известно, циники, поэтому не обессудьте.

Ночью позвонил мне дежурный нейрохирург:

– В.А! Давайте с вещами на выход! Опять у нас непруха! Притащили по «скорой» нашего министра здравоохранения Сергея Сергеевича! На переезде в его машину въехал паровоз. Сергеевич – всмятку. Тут все уже собрались: главный врач, заведующие, кто потрезвее… Сказали, что бы я вас вызвал.
– Он в сознании?
– Да.
– Речевому контакту доступен?
– Да. Всё понимает, но отвечает только мимикой. По существу отвечает… Матом…
– Ты же сказал: «только мимика»?
– Я с ним пять лет работал, пока он министром не стал…
– Понятно! Двигательные нарушения есть? Парезы, плегии?
– Какие парезы! Нет парезов… Можно сказать…
– Патологические стопные и кистевые знаки?
– Приезжайте лучше скорее… Нет ни «стопных» ни «кистевых».
– Чувствительность нарушена?
– На уколы лица отвечает гримасой боли.
– Лица? А ниже?
– А нет ничего ниже! Голова одна. Всё остальное – отрезали.
– ???!!!
– У него ноги и таз были разбиты вдребезги. Форшмак с костной крошкой. Что бы не кровило – всё это удалили. Операция вроде ПХО получилась. Гемикорпороэктомия такая, блядь, по Кеннеди! Сделали из Сергеича бюст.
Потом – руки. Обе размяты – как пережеваны. Удалили и эти ошмётки, что бы не кровили.
Сердце – ели-ели…
Наркоз давал Вася Хлаим из кардиохирургии. У них как раз, снаряжённый АИК (аппарат искусственного кровообращения) стоял, с подходящей кровью для плановой операции. Вася возьми и подключи голову Сергеевича через сонные артерии к аппарату! Мол, сердце уже до мозгов кровь не добрасывает и надо ему аппаратом помочь.

Что там за мозги были, что бы их так беречь!

– Подключил. Аппарат работает, мозги обеспечивает, и тут собственное сердце Сергеича херак! – и остановись!
А из грудной клетки кровища хлыщет! Ну, так что бы кровь из АИКа не терять отделили аккуратненько остатки кровящего туловища от головы на уровне нижней трети шеи.
АИК кровь в голову гонит, оксигенатор работает. Голова глаза открыла и губами шевелит. Типа: «Иде я?»
Был человек – сделали из него портрет. Так что не может быть у Сергея Сергеевича двигательных нарушений и патологических стопных рефлексов – всё уже в тазике.
Я за вами машину ещё до этого звонка послал. Ждут, небось! Выходите.
– А я то зачем нужен? Больной в сознании, жалоб не предъявляет…
– Так они голову за нейрохирургией хотят зачислить! Не может быть, говорят, что бы всё – вдребезги, а сотрясения нет. Тем более, что всё остальное уже вылечили.

***

hirurgВ больнице – раннее утро. Тишина перед боем. Санитарки драят полы. Бессонные травматики потянулись в туалеты, пряча в рукава сигареты.

В кабинете главного – банда главарей нашей больницы. Драка уже отшумела и все растерянны и злы, как после группового секса в темноте: силятся понять, кто кого и насколько удачно трахнул.

Виновники торжества – дежурные хирурги, травматологи, анестезиологи и прочие, уже на все вопросы начальства ответили.

Нет (сказали они), о Нобелевской премии никто не думал.

Поломка АИКа – не часть мирового сионистского заговора и не антисемитская выходка. (На этом они особо настаивали).

Со старшими не посоветовались, потому что у старших, которые не на рыбалке, трезвыми были только автоответчики. Да и времени было в обрез.

Историю не писали, так как кто же его знает, что теперь писать…

Может быть, написать задним числом: «Доставлен труп»?

– Вы мне операцию сорвали! – возбудился в очередной раз зав. кардиохирургии. – Приехал Штольц из Германии проводить мастер-класс! Больного месяц готовили! А теперь АИК – занят!

Главный говорит:
– И сколько она, голова, так проживёт?
– ОН (больной) проживёт столько, сколько позволит АИК и пока шлаки не накопятся… Надо голову ещё на искусственную почку посадить. А для дезинтоксикации можно использовать печень свиньи. «Доктор Хауз» смотрели?
– А если… Я не говорю – отключить, но всякое, ведь бывает: электричество вырубили, например. Санитарка убирала и шнур от АИКа из розетки выдернула, нечаянно и т.д.?
– Это уже будет эвтаназия! И даже – активная. А за эвтаназию нас посадят.
– Вас не за эвтаназию посадят,– вмешался зав. патанатомией, а за расчленёнку! Придёт сегодня следователь делать дознание по факту пострадавшего в ДТП, и что вы ему предоставите? Это для вас руки, ноги, туловище – ампутированные части, а для мента всё это – расчленённый труп, да ещё и без головы!

Начмед:
– А можно ли голову считать больным? Я больных по диагнозам считаю, а у этой головы какой диагноз? Если, вон, нейрохирург не найдёт у неё сотрясения, то можно будет считать её здоровой. И нефиг ей делать в больнице!

***

Так каждый со своим мнением и разошлись.

Я остался, что бы обсудить с главным возможность обследования головы на КТ. Как её затащить туда, вместе с АИКом?

И тут в кабинет главного вернулся радостный начмед:
– Ну, всё! АИК освободили и наладили! Штольц моется и сейчас покажет нашим «сердечным», как надо оперировать!
– А Голова!? – вскричали мы разом с главным.
– Спокойно и слушайте сюда, что отчебучили эти уроды!
Привезли байкера. Во что-то он там въехал по пьяни. Сердце и дыхалка работали, но мозг – умер…
– А какие были критерии смерти мозга? – вяло поинтересовался главный.
– Да какие там «критерии»! Шлем с байкера сняли, мозги из него слили – вот и все критерии! Кровь у байкера – как родная Сергей Сергеичу, оказалась. Ребята, не долго думая, сшили сосуды байкера с сосудами Головы – и все дела. Заработало! В сознании голова! Пить просит.
– Так это же… это…
– Дальняя дорога и казённый дом это! Всем сразу! Или, в самом деле – нобелевка, если всё правильно оформить.
Роберт Уайт в Америке такую операцию двадцать лет готовил. Семь миллионов долларов ему нужно было, что бы её сделать. А наши ребята – за ту же зарплату её соорудили! Прославится наша больница!

Главный говорит:
– Тут сразу две главных проблемы возникает.
Первая. На этот комплекс, сколько историй болезней вести? Одну новую и общую заводить? Тогда – под чьей фамилией? Или две старых продолжать? Но у байкера уже написано, небось, что он умер…
posle-rabotyВторая проблема. Сейчас родственники этого мотоциклиста набегут. Что мы им для похорон выдадим? Голову без туловища?

Начмед долго не думал:
– Да отдай ты им то, что отрезали у Сергеича! Кто там будет разбираться!
Но если считаешь, что это всё ещё Сергеевичу пригодится, то можно поступить иначе. Помнишь, как мы в Афгане из одного разорванного миной солдатика до пятнадцати «грузов 200» делали? А то ведь от некоторых ничего не оставалось. Хоронить, часто нечего было отсылать…
Что ж мы теперь по всей больнице кусков не наберём на одни приличные похороны? Да, как два пальца обоссать, наберём!

Наткнулся здесь

Шутка городошников по поводу восстановительной хирургии:

Похожие записи

Комментарии (2) на “Пересадка головы”

Оставить комментарий

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июль    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Управление сайтом
Счётчик